Задняя часть нашей кемпинговой палатки EasyCamp Boston 600 оборудована двумя трёхместными спальными отсеками.  Один из них мы используем для хранения вещей и сумок, во втором — спим.  Эти отделения, по сути, являются самостоятельными палатками, герметично закрываются и оборудованы москитными сетками.

photo

Мы привезли с собой большую надувную кровать 2×2 метра, купленную в OBI, на которой мы спали последние месяцы в городе.  Первые ночи мы спали на ней, укрываясь одеялом и пледом.  Температура опускалась ниже 10 градусов.  Из одежды на нас было нижнее бельё и термобельё из «Спортмастера».  Спали хорошо, не мёрзли.  Ничем не отапливали (да и нечем).

Кровать оказалась не очень долговечной: в какой-то момент начали лопаться внутренние перепонки (первая лопнула ещё в городе), отсеки стали увеличиваться; на четвёртой попытке кровать стала больше походить на гигантскую сардельку, спать на ней стало невозможно.  Мы её сдули, постелили на дно палатки пару пледов.  Стало твёрже, чувствуются прорастающие под нами кусты.  Холоднее не стало: даже когда к вечеру температура опускается до 11 градусов, мы не мёрзнем.

photo

Спать мы ложимся около полуночи, если холодно — часов в 10.  Просыпаемся без будильников в 9-11 часов, чем дальше — тем раньше.

Первые ночи нам мешали заснуть звуки.  Во-первых, птицы ночью не спят.  Сильный дождь их на какое-то время успокаивает, но вообще они чирикают круглые сутки.

[audio:birds-evening]

Потом появились ещё какие-то странные крякающие звуки:

[audio:bufo]

Эти звуки доносятся с разных сторон, повторяются с задержкой в 5-10 секунд и могут длиться круглые сутки.  Сначала мы думали, что это какие-то птицы, но птица не будет сидеть сутки на одном месте.  При попытке приблизиться звук отключается, но кое-как мы свели возможные источники к обычной серой жабе:

photo

Жабы живут в норах, и только яйца откладывают в воде.  Норы у нас есть повсюду, жабы тоже на глаза попадаются чаще других нелетающих существ.  Они очень спокойные: можно потыкать в неё пальцем прямо в норе — только глаза закрывает, хотя нора довольно глубокая.

Ещё по ночам звуки издают птицы.  Есть экземпляры неопознанного вида размером с голубя, которые любят прыгать по траве и кустам, тырить хворость из нашей кучи, заготовленной для костра.  Прыжки в темноте очень похожи на шаги.  Понятно, что человек или крупное животное не может возникнуть ниоткуда, сделать несколько шагов и исчезнуть, но сон, всё равно, улетучивался.

Через неделю мы ко всем звукам привыкли и засыпаем спокойно, но фонарь и топор всё равно держим поблизости.